Разоблачитель деривативов предупреждает: «вторая серия» финансового кризиса уже наступила

Роберт Баруик

9 августа 2017 г. — Фрэнк Партной (Frank Partnoy) — бывший продавец деривативов с Уолл-стрит, который ушёл из этого бизнеса в 1997 г., опасаясь, что, если он продолжит заниматься сделками, которые признал мошенническими, то сядет в тюрьму. Конечно, жизнь показала, что ему не стоило ни о чём беспокоиться: ни одного банкира с Уолл-стрит не посадили в тюрьму за преступления, вызвавшие финансовый кризис 2008 г. Однако Партной не просто вышел из бизнеса, он обличил торговлю деривативами и хищническую культуру Уолл-стрит в книге 1997 г. «FIASCO. Исповедь трейдера с Уолл-стрит» (F.I.A.S.C.O.: Blood in the Water on Wall Street). Если бы власти приняли меры по следам разоблачений Партного, финансового кризиса можно было бы избежать. Но они меры не приняли.

Партной, который сейчас занимает должность профессора в Университете Сан-Диего (США), предупреждает, что сегодня мы переживаем повторение кризиса 2008 г. В авторской колонке от 1 августа в Financial Times он писал: «‘Вторая серия’ мирового финансового кризиса уже началась?». Партной акцентирует внимание на растущей популярности финансового продукта, поразительно похожего на тот вид дериватива, в связи с которым разыгрался кризис 2008 г. — на обеспеченные долговые обязательства (collateralized debt obligations, CDO). Новый продукт называется «обязательство, обеспеченное кредитами» (collateralized loan obligation, CLO). Разница в одном слове, но суть практически та же.

Партной пишет: «Умники-финансисты покупают рискованные займы объёмом миллиарды долларов и переупаковывают их в сложные инвестиции с несколькими уровнями долга. Кредитные рейтинговые агентства присваивают верхним уровням рейтинги «ААА». Институциональные инвесторы, в том числе пенсионные фонды и благотворительные организации, толпой кидаются покупать эти инвестиции, явно имеющие нулевой риск, но высокую доходность. Напряжённость нарастает. Но сегодня не 2006 или 2007 год. Сегодня — это сегодня. Хотя правительство США заявляет о намерении отменить Закон Додда-Франка,[1] на практике регулирующие органы попирают этот закон не один год, и теневые финансовые рынки сегодня бурно растут. Почти через десять лет после мирового финансового кризиса наступило его повторение. На этот раз главным виновником является обязательство, обеспеченное кредитами. Как и родственные ей предыдущие экзотические продукты, CLO собирает рискованные кредиты низкого качества в привлекательные пакеты и обеспечивает высокие кредитные рейтинги».

Обеспеченные кредитами обязательства, как и обеспеченные долговые обязательства, «дериватизируют» риск, то есть распределяют его, чтобы сделать вид, будто его нет. Заставляя риск исчезнуть — на бумаге, — финансовые организации могут повысить свою прибыль от торговли долговыми обязательствами. Но, как показал 2008 год, риск никуда не исчезает. Когда безработные во Флориде перестали погашать свои субстандартные кредиты, графства и муниципалитеты на другом конце света в Австралии (например, совет графства Вингекарриби и городской совет Ньюкасла) внезапно понесли крупные убытки по инвестициям. Они инвестировали в CDO (с рейтингами «ААА») от Grange Securities, австралийской дочерней компании Lehman Brothers, фактически же купили риск, связанный с этими субстандартными кредитами.

Партной предупреждает, что сделки с CLO становятся всё крупнее. Компания Antares Capital недавно совершила самую крупную в США сделку с 2006 г. и третью по величине в истории. Большинство секьюритизированных кредитов, на которых основаны эти сделки, имеют «мусорный» рейтинг, но более чем половине CLO присвоены рейтинги «ААА». Примерно таким же образом рос объём сделок с CDO в начале 2000-х гг.:

«Сначала они казались безобидными или по крайней мере не такими крупными, чтобы их крах мог вызвать эффект финансового заражения, — пишет Партной. — Но когда регулирующие органы игнорировали этот рост, эти сделки стали более непрозрачными и более прибыльными, а кредитные рейтинги утратили связь с реальностью. Словно трещины в фундаменте здания, риски поначалу казались незначительными. Но высокие рейтинги скрывали нестабильность всей структуры. Пока не стало слишком поздно».

Предполагалось, что подписанный Обамой Закон Додда-Франка не даст кредитным рейтинговым агентствам и дальше присваивать «мусорным» долговым обязательствам рейтинги «ААА», но Комиссия США по ценным бумагам и биржам вывела их из-под действия закона! КЦББ также разрешает разные способы для обхода других ограничений.

«Накануне прошлого Рождества, — объясняет Партной, — вступило в действие так называемое правило удержания риска, содержащееся в Законе Додда-Франка, по которому организаторы этих сложных сделок должны брать на себя часть риска снижения стоимости этих ценных бумаг. Но хитрые финансисты сделали так, что этот риск принимают на себя третьи лица.

Кредитные рейтинговые агентства, прежде всего Moody's Investors Service и S&P Global Ratings, являются основными действующими лицами в этой истории — как и в истории первоначальной. Компьютерные программы, которые они используют для присвоения рейтингов «ААА», по-прежнему несовершенны. Поскольку дефолты по кредитам могут происходить волнами, в математических моделях должен учитываться «корреляционный риск» — вероятность того, что дефолты могут произойти одновременно. Но модели для CLO основаны на допущении о низком уровне корреляции. Когда дефолты происходят одновременно, эти инвестиции, якобы имеющие рейтинги «ААА», просто станут ничем. CLO — это просто CDO в новой оболочке».

Как обычно, есть «эксперты», которые настаивают на том, что в этот раз всё по-другому. В июле директор Madison Capital Funding посоветовал специалистам по CLO не тревожиться по поводу дефолтов в 2017, заявив: «Спрос на активы просто бешеный». Пенсионные фонды, страховые компании и университетские фонды целевого капитала набрасываются на CLO, которые, похоже, предлагают и надёжность, и высокий доход.

И всё же когда Партной, согласно Закону о свободе информации, послал запрос в новый Отдел кредитных рейтингов при КЦББ, пытаясь определить, какие агентства нарушили правила КЦББ, Комиссия отказалась назвать их. Таким образом, культура Уолл-стрит — слабость регулирования, умение трейдеров опережать регулирующие органы и, как следствие, использование высокорискованных инструментов — живёт и здравствует.

Конгресс США обсуждает обещание Дональда Трампа отменить Закон Додда-Франка. Двухпартийная коалиция членов Палаты представителей и Сената требует от Трампа заменить его Законом Гласса-Стиголла в редакции XXI века, чтобы разделить коммерческую банковскую деятельность и спекулятивные операции, как он тоже обещал. Партной настоятельно рекомендует законодателям не верить заверениям Уолл-стрит в отношении CLO — будто бы они отличаются от CDO, имеют меньший объём, будто бы регулирующие органы лучше подготовлены, а дефолты по кредитам коммерческим компаниям не могут произойти все разом, как это случилось с ипотечными кредитами, — поскольку такие же заявления звучали и в начале 2000-х гг., до того как связанный с CDO риск взорвал мировую финансовую систему.


[1] Закон «О реформе Уолл-стрита и защите потребителей» (Закон Додда-Франка) 2010 года.

К началу страницы

При публикации материалов сайта обязательна ссылка на страницу-источник.